Война с Юраками

У юраков был предводитель Юрак-еру. У него был верный помощник. Юрак-еру ему говорит:
— На той стороне Енисея живёт племя самату (одно из энецких племён).
Говорят, девушки у них очень красивые. Надо бы туда поехать, без калыма их забрать. Помощник говорит:
— Как ты хочешь, так и будет. Соберём людей, че­ловек пятьсот, и пойдём войной. Мужчин перебьём, женщин заберём.
Юрак-предводитель говорит:
— Надо послать к ним человека, чтобы сказал о войне.
Послали умного старика. Была весна. Енисей ещё стоял. Старик переехал через реку, пришёл к нашему хозяину Коле.
— Осенью, когда станет Енисей, мы, юраки, при­дём к вам с войной,— сказал он.
Коле говорит: — Это значит, хотите без калыма наших девушек, наших дочерей забрать? Не отдадим. Защитим.
— Готовьтесь к войне,— сказал старик. Коле собрал всех хозяев племён.
— Надо собрать весь народ,— сказали они.— Нам помогут и ханты, и тунгусы, и тавги (Тунгусы — эвенки, тавги — нганасаны).
Осенью Енисей стал. Все собрались. Коле говорит:
— Надо лес рубить, надо вокруг чумов забор-кре­пость ставить, чтобы стрелы не доставали наших женщин и наших детей.
Люди сделали забор-крепость. Сделали много стрел и луков. Потом говорят:
— Нужен смельчак, кого бы навстречу юракам послать.
Но никто не откликается, никто не хочет один идти навстречу врагу. Коле говорит:
— Мой сын пойдёт. Сын его говорит:
— Да, пойду. Только дайте хороших оленей, са­мых быстрых оленей, таких, чтобы никто их не догнал.
Хозяева племён говорят:
— У нас есть хорошие олени, но таких нет. Коле говорит:
— Есть у меня одна важенка, она, наверное, по­дойдёт.
Привели её. Маленькая, ножки короткие, брюхо тащится по земле.
— Одну запрягать?
— Почему одну? — говорит Коле.— У важенки есть сын-двухлетка, она у него под брюхом проходит. Вот в паре с ним и запрягай. А потом выезжай на хребет, на той стороне Енисея есть хребет Бухуча. Оттуда далеко видно. Как увидишь юраков, спеши назад.
Парень запряг оленей и помчался к хребту. До хребта три дня пути, а на этих оленях за полдня удалец добрался. Вышел на хребет, трубку раскурил. Выкурил одну трубку, другую, третью. Вдруг видит: даль почернела. «Что это? — думает он,— Неужели снег растаял?» А это юраки едут. Очень много юра­ков! Увидели они человека на хребте. Предводитель их, Юрак-еру, кричит:
— Окружайте! Надо его схватить!
Парень набил четвёртую трубку. Стоит и курит. Юрак-еру думает: «Почему он стоит? Нас не боится? Смерти не боится?» Юраки его окружают, ещё немно­го — и возьмут в кольцо. Тут парень пустил своих оленей. Как ветер они полетели, легко вырвались. Юраки стреляют, но разве их стрелы догонят? Юрак-еру говорит:
— Однако, этот парень — удалец. Если все у них такие, то зря едем. Не повернуть ли назад?
Люди его говорят:
— Нет, погонимся следом!
Парень вечером к своим приехал. За один день обернулся. Лёг спать. Утром отец спрашивает:
— Ну что, врагов видел?
— Видел,— отвечает парень.— Они на хребте Бу­хуча. Меня хотели взять, окружили, да я вырвался. Олени хорошие.
— А как двухлетка, за матерью поспевает?
— Бывает, отстаёт, но вместе тянут,— отвечает парень.
Отец говорит:
— Готовиться надо. Послезавтра враги придут. Надо людей собрать, рассказать. Надо оленей подаль­ше угнать.
На другой день юраки пришли. Юрак-еру, их пред­водитель, с двумя помощниками прямо к Коле в чум пришёл. Коле говорит:
— Старуха, угощай гостей.
Старуха много мяса сварила, гости поели. Юрак-еру говорит:
— Мы пришли, поэтому ты, Коле, назначай срок, когда начнём игру. Мы издалека пришли, нам бы день отдохнуть.
Коле говорит:
— Мы вас не звали. Вы сами пришли. Отдыхать я вам не дам. Завтра утром начнём.
Утром юраки подняли красное полотнище. Коле поднял тоже красное полотнище. Сыну своему гово­рит:
— Одевайся, пойдёшь впереди всех.
Сын надел железную одежду, взял оружие, пошёл. С юрацкой стороны навстречу ему вышел их удалец. Он сразу одну за другой две стрелы выпустил. Наш и выстрелить не успел, упал. А тот идёт и стреляет, идёт и стреляет. Наши люди падают, падают. Колё-предводитель думает: «Что делать?» Был у него ра­ботник-дровокол. Целыми днями только одно де­лал — дрова рубил. Вся одежда его смолой пропита­лась. Был он на вид худенький, маленький. Колё-предводитель к нему прибежал, говорит:
— Выручай, Сесаку, собирайся, одевайся! Твоего хозяина, моего сына, убили. Иди воевать. Если побе­дишь юраков, дочь тебе отдам без калыма и половину моих оленей!
Сесаку не хочет идти, плачет. Его в железо одели, лук и стрелы дали. Он пошёл. И начал стрелять. Как одну стрелу пустит — три-четыре юрака падают. До ночи стрелял. Потом всю ночь стрелял. Утром Коле смотрит: на юрацкой стороне народа почти не осталось. Осталось человек двадцать. Юрак-еру красное полотнище опустил, чёрное поднял, сдался. А Сесаку остановиться не может, всё стреляет. Юрак-еру кричит:
— Надо его как-то унять, а то он женщин и детей постреляет!
Коле говорит дочери:
— Скорее одевайся, иди уйми его, а то он ничего не помнит, свой народ сейчас начнёт бить.
Дочь оделась, все украшения на себя надела и пошла. Такая красавица — глаз не отвести! А Сесаку уже повернулся назад — свой народ готов бить. Коле с дочкой подошли, за лук его схватили, образумили.
— Иди в чум, вот тебе моя дочь,— говорит Коле. Стали народ считать. Наших двести осталось.
Юрак-еру говорит:
— Ay меня только пятнадцать воинов. Юраки подобрали убитых, сложили на нарты.
Юрак-еру говорит:
— Хотели ваших женщин забрать. Но вы победи­ли. Что возьмёте?
Коле говорит:
— Ничего не надо. Своих убитых вези. Не оста­вляй на нашей земле.
Юрак говорит:
— Сколько людей убито! Больше я с войной не приду. На другой год в гости приду, а воевать не буду. Давайте в мире жить.
Больше юраки с войной не приходили.

Энецкие сказки

Trackback URL

Comments are closed.